Новый лазер – будущее российской промышленности

ООО «СП «Лазертех» Статьи - Городское хозяйство
Печать

Директор ООО «СП «Лазертех» С. Н. СмирновОтечественный промышленный сектор оказался сегодня в парадоксальной ситуации. Не­смотря на общий спад производства в машиностроительных отраслях стало возможным развитие лазерных технологий нового поколения. О деятельности одного из ведущих научно-производственных комплексов страны и о том, что происходит в «лазерном хозяйстве» мы побеседовали с директором Лазерного регионального северо-западного центра, генеральным директором ООО «СП «Лазертех» С. Н. Смирновым.

– Сергей Николаевич, какова история создания Лазерного регионального северо-западного центра и как долго он работает на российском рынке?

– Центр был создан при поддержке Лазерной ассоциации РФ путем объединения ресурсов четырех предприятий, специализирующихся на лазерных технологиях. Это ООО «СП «Лазертех», ООО «Лазерный центр», АОЗТ «ЛазерИнформСервис» и НПП ОО «Мобильные лазерные системы». В такой кооперации мы работаем семь лет. Сегодня наш центр – одна из немногих компаний в России, имеющая полный производственный цикл от разработки до внедрения и промышленного применения современных лазерных комплексов. Таким образом, когда к нам обращается клиент, мы можем предоставить ему полный спектр услуг в сфере лазерной обработки.

– Какие услуги лазерного центра наиболее востребованы?

– Если рассматривать все виды услуг лазерной обработки, то это лазерная резка, затем лазерная маркировка и сварка, лазерная термообработка. Лазерная наплавка используется реже. Характерным аспектом работ в области лазерных технологий является то, что под каждый конкретный заказ требуется делать определенную оснастку для специализированного оборудования. С од­ной стороны, это требует времени, с другой – позволяет справляться с довольно сложными технологическими задачами, что является, собственно, одной из особенностей лазерной обработки.

– Какие проекты, выполненные предприятиями Лазерного регионального се­ве­ро-западного центра, вы могли бы выделить особо?

– За время существования предприятия у нас было много интересных заказов, но особенно яркими оказались не коммерческие, а скорее имиджевые работы. В качестве примера, можно упомянуть наше участие в реставрации мраморного пола Храма Воскресения Христова (Спаса-на-Крови) – известнейшего архитектурно-исторического объекта в Санкт-Петербурге. Дело в том, что во время Великой Отечественной войны в храме пострадало 50 квадратных метров уникального мозаичного пола со сложным рисунком, выполненного из разноцветного итальян­ского мрамора. Когда-то эта работа выполнялась вручную, а с помощью лазера удалось в сжатые сроки вырезать геометрически правильные узоры. Также с помощью лазерной технологии были отреставрированы отдельные элементы интерьера Исаакиевского собора, а именно один из малых крестов. Лазерные технологии мы применяли при восстановлении деталей ограды Екатерининского дворца в Царском Селе. При проведении реставрационных работ в здании Витебского вокзала тоже потребовалась лазерная техника для обновления многочисленных металлических элементов интерьера. В петербургском Троицком соборе наш лазерный центр принимал участие в реставрационных работах купола. Сейчас, к сожалению, приходится все делать заново. В Москве, в Храме Христа Спасителя, лазерные технологии пригодились при изготовлении деталей купола.

– Работаете ли вы с зарубежными заказчиками?

– Мы имеем примеры поставок лазерных технологических комплексов за рубеж , в частности в США, а как исполнители работ участ­вовали в европейском международном проекте, хотя выполняли очень небольшой заказ при сооружении известного атомного коллайдера.

– Насколько в России актуальна пробле­ма кадров в сфере лазерных технологий и что предпринимается для ее решения?

- За последние двадцать лет в нашей стране образовался разрыв между учебным и производственным процессами, когда учащиеся, получая профессию, не имели возможности в полной мере получить практические навыки. В частности, исчезла традиция производственной практики, когда будущие специалисты могли ознакомиться с технологиями. Чтобы ликвидировать этот недостаток, в 2008 году Санкт-Петербургским государственным университетом информационных технологий, механики и оптики (СПб ГУИТМО) с нашим участием в рамках программы прио­ритетного национального проекта «Образо­вание» создан учебно-про­из­водственный центр лазерных технологий (УПЦ ЛТ). УПЦ ЛТ расположен на производственной базе ООО «СП «Лазертех» и снабжен современным автоматизированным лазерным технологическим оборудованием. Особое внимание при оснащении УПЦ ЛТ было уделено лазерным технологическим комплексам на базе волоконных лазеров. В настоящее время в УПЦ ЛТ установлены маркировочный лазерный ком­плекс на основе волоконного лазера, уникальный 6-координатный роботизированный комплекс на основе волоконных лазе­ров мощностью 2 кВт, 5 кВт, способный про­изводить трехмерную резку, сварку и закалку разно­образных деталей сложного профиля. Лазерное оборудование для прецизионной резки и гравировки неметаллов представлено раскройным комплексом «Trotec».

– Кто финансирует столь важный для под­го­товки будущих специалистов проект?

– Поставку оборудования и софинанси­рование при организации УПЦ ЛТ осуществили ООО «СП «Лазертех» и ООО «Лазерный центр» при поддержке Лазерной ассоциации и Лазерного регионального северо-за­пад­ного центра. Естественно, хотелось бы, что­бы в финансировании подобных проектов государство принимало больше участия. Де­ло в том, что за последние десятилетия мы в значительной степени утратили некогда ли­дирующие позиции в сфере наукоемких технологий именно из-за отсутствия государст­венной поддержки и интереса со стороны госструктур. Сегодня в СМИ широко освещаются различные государственные программы поддержки науки и производства, но на практике они, к сожалению, не всегда действуют эффективно.

ООО «СП «Лазертех»– Много ли среди молодежи желающих работать с лазерной тех­никой и получить соответствующую специальность?

– В Петербурге одним из первых учебных заведений, готовящих операторов лазерного оборудования, стал Петровский колледж. Интерес к профессии есть, но на данный момент в России на производствах не так много лазерного оборудования, поэтому назвать эту специальность широко востребованной пока нельзя. Сейчас мы отстаем в этом вопросе от развитых стран, но, как ни удивительно, сегодня именно в России создались предпосылки для серьезного технического прорыва. Связано это с организацией производства волоконных лазеров фирмой IPG.

– Что это за проект?

– Его идейным вдохновителем стал российски ученый сотрудник Института радиоэлектроники РАН Валентин Павлович Гапонцев. В начале 1990-х В. П. Гапонцев предложил сосредоточиться на секторе волоконной оптики, где уже велись активные разработки в интересах крупных телекоммуникационных компаний. Часть коллег не поддержала его, считая тему волоконных лазеров второстепенной, и продолжила развивать привычное направление твердотельных лазеров. В ито­ге Валентин Гапонцев уехал сначала в Германию, а затем в США, где за двадцать лет сумел доказать конкурентоспособность своих идей. В 1997 году одна из крупнейших американских компаний–операторов связи Bell South впервые начала широкое внедрение оптоволоконной технологии. Разработки созданной В. Гапонцевым фирмы IPG един­ственные среди всех конкурентов прошли тесты, и его компания получила большой заказ. Вырученные средства были вложены в покупку оборудования для серийного производства и дальнейших исследо­ваний. Инженерные решения оказались настолько успешными, что IPG перенесла кризис на телекоммуникационном рынке в начале 2000-х и окончательно закрепила свою международную репутацию. Сейчас при содействии РОСНАНО производство волоконных лазеров организуется в России, во Фрязине, по сути, там, где они были изобретены. Для отечественной промышленности это будет серьезным технологичес­ким прорывом.

– Почему эту технологию так долго пришлось пробивать на За­па­де и в чем ее преимущество перед другими лазерами?

– Волоконные лазеры длительное время не пускали на западные рынки исключительно из коммерческих интересов. Крупные производители традиционных, уже зарекомендовавших себя твердотельных и газовых лазеров не хотели сдавать позиций, что вполне объяснимо: они понесли бы значительные потери. Дело в том, что устройство волоконного лазера коренным образом отличается от твердотельных и газовых лазеров. В волоконном лазере нет сменных элементов и лазерных зеркал, которые требуют технологического обслуживания. Излучение образуется непосредственно в волокне и по нему же передается к месту применения. Мощный волоконный лазер состоит из нескольких модулей, излучение из которых собрано в единый пучок и подается по волокну в зону обработки. Если возникают проблемы в одном из модулей, это не выводит из строя всю систему, а лишь уменьшает ее максимально допустимую мощность. После замены неисправного модуля система полностью восстанавливает свои характеристики. Длина волны излучения волоконного лазера составляет 1,06 мкм, т. е. как и у твердотельного лазера, поэтому установка с волоконным лазером обладает всеми преимуществами твердотельных лазеров по сравнению с газовыми в отношении обработки металлов. Помимо всего прочего, волоконные лазеры имеют исключительно высокую энергетическую эффективность, так как преобразование электрической энергии в световую достигает в них почти 30%. Если в двух словах, то волоконные лазеры мощнее и надежнее предшественников при минимальных затратах на их эксплуатацию и техническое обслуживание. Если производство такого оборудования будет налажено в России, это даст мощный толчок нашей экономике. Единственным препятствием в этом вопросе является слабая поддержка государства, поэтому четкие прогнозы будущего успеха делать рано.

– Вы упомянули, что в целом лазерное оборудование мало распространено на российских промышленных предприятиях. Почему?

– В основном из-за уровня развития промышленности и достаточно высокой его стоимости, что вызывает сложность с окупаемостью в условиях общего падения производства. В среднем стоимость нового и качественного лазерного оборудования производства США, Швейцарии, Германии или Японии – лидеров в этой сфере колеблется в пределах полумиллиона евро. Для большей части российских предприятий это неподъемная сумма. Естественно, отчасти эта ситуация на руку оте­чест­вен­ным производителям более дешевого лазерного оборудования, в том числе и нам. Кроме того, спросом пользуется реновированное лазерное оборудование, которое стоит намного меньше. Например, Лазерный региональный северо-западный центр занимается ремонтом и восстановлением болгарских технологических комплексов «Хебр» для резки металла и пластика. В свое время СССР не мог получить для производства новейшие технологии, но в рамках СЭВ профинансировал в начале 80-х создание лазерных комплексов в Болгарии. Болгары купили лицензию на производство лазера в США, а на ЧПУ – в Японии и в течение года разработали качественный универсальный лазерный комплекс. «Хебр» оказался очень надежным и адаптированным к работе в условиях отечественного производства. СССР пла­нировал оснастить этими установками оборонные предприятия и закупил более 300 единиц новой техники. После развала Союза «Хебры» попали к новым владельцам – и до сих пор работают. Естественно, они не могут сравниться с современным лазерным оборудованием, но исправно выполняют несложные задачи. Мы, в свою очередь, восстанавливаем эти комплексы, давая им вторую, а иногда третью жизнь. Производство «Хебров» в Болгарии остановлено, хотя там появились другие производители, технику которых мы предлагаем нашим клиентам. Главной причиной небольшого распространения российской лазерной техники на предприятиях является почти двадцатипятилетний провал, когда мы практически ничего не создавали, государство не интересо­валось и не участвовало в финансировании важных научно-ис­сле­до­ва­тель­ских проектов. Только сейчас очень малыми темпами начинается изменение ситуации.

– Сегодня одной из причин участившихся в России авиакатастроф и вынужденных посадок воздушных судов называют «лазерных хулиганов», ослепляющих пилотов лазерными указками. Есть ли способ решения этой проблемы?

– Я не склонен думать, что виной этому всегда является именно лазер, но в теории любое лазерное излучение может быть нейтрализовано для пилота средствами индивидуальной защиты (СИЗ). Однако воздействие лазерного излучения на его зрение столь кратковременно, что он физически может не успеть воспользоваться СИЗ. Кроме того, каждый лазер имеет свою длину излучения, а соответственно, требует конкретного вида защиты. Как пилот сможет определить, лазер какого вида на него воздействует? Можно было бы полностью оснастить кабину защитным покрытием, но это очень дорогостоящее мероприятие. На мой взгляд, прежде чем пытаться решить этот вопрос в небе, российским властям следует навести порядок на земле. Это будет эффективнее.

– Ваши пожелания промышленникам России?

– Хотелось бы, чтобы ответственные за промышленную полити­ку структуры власти больше уделяли внимания новым разработкам, их финансированию, а в целом, я желаю нашим предприятиям выжить после вступления России в ВТО. Для многих это станет непростым испытанием.

Беседовала Марианна Николина

Реклама

Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер

Новости